Редактор в кругосветке

Меня зовут Маша, я редактор в кругосветке. Я редактировала тексты в Беларуси, России, Малайзии, Индонезии, Таиланде, Лаосе и Китае. В нашем с Вовой путешествии я успела поработать много где и много кем, но редактирование – это для меня что-то особенное.

Я солидарна со Стивеном Кингом, который в книге “Как писать книги” пишет, что рабочий стол не должен стоять посреди комнаты (а тексты – быть в центре жизни), его место в углу. Когда работа важнее, чем жизнь, можно потерять осознанность и проиграть во всем. 

В общем, 2 года назад я осталась без стола, зато с рюкзаком.

Я расскажу о редактировании в кругосветке.

Попытка завязать

В самой первой машине в первый день путешествия, в которое мы отправились с Вовой, я слушала рабочий созвон – со мной прощались, я уходила из проекта “Писать интересно” (курс по обучению писательскому мастерству) в очень свободное плавание.

На второй год кругосветки я все-таки сорвалась на редакторскую работу – ноутбук-то у меня с собой. Хотя это не самое прибыльное дело.

Книга – зомби-апокалипсис, которую пишет 14-летняя девочка; посты для блогов, тексты для онлайн-школы; сборник рассказов, методичка психолога, книга-сказка (другого автора-психолога)…

Алтай

К – Куала-Лумпур и клопы

В тренинг “Писать интересно” я вернулась в Малайзии.

Интересно, каким мои авторы, мои ученики хотели бы видеть профессионального редактора? Может быть, кем-то вроде Миранды Пристли из “Дьявол носит Prada” – ну или хотя бы дамочкой в очках в аккуратном офисе?

Мы с Вовой жили в плохо освещенной комнате в недорогом хостеле Natalia Guesthouse, и все было бы неплохо, но меня каждую ночь сильно кусали комары. То есть я думала, что это комары, пока однажды не обнаружила жучков, убегающих в недра моего матраса.

Многие бэкпекеры жаловались на то, что все хостелы Куала-Лумпура заражены клопами – теперь с этим столкнулась и я. Работник ресепшена вежливо огорчился, помог обработать комнату специальным раствором.

Обработка комнаты

В клопах самое неприятное – не сам процесс укусов (его вообще не чувствуешь) и даже не последующий зуд (не чешешь – не чешется). Хуже всего – паранойя. Ночью кажется, что по тебе кто-то пробежал. Вскакиваешь, включаешь свет – никого. Может, показалось, а может, клопы спрятались где-то в складках простыни. Или откладывают яйца в рюкзаке. Мое самоуважение умирало.

Мы переехали в другой хостел, почище и подороже.

Перед вебинаром в хостеле КЛ

Однажды я в своей комнатке веду вебинар. На мне стильная черная рубашка, за мной ровная синяя стенка. Но за пару минут до начала трансляции я убила целых трех клопов на своей кровати. Больше всего я боюсь, что насекомое пробежит по мне во время вебинара.

 

Мечта удаленщика: работа на Бали

Время пребывания в Малайзии заканчивалось, мы полетели на Бали самым доступным для нас (дешевым) способом: сначала на остров Ломбок, оттуда на пароме на Бали. Конечно же, в будние дни, и мою работу никто не отменял.

Ночь, паром, я сижу на открытой палубе с ноутбуком на коленях, рядом спит Вова на своем походном коврике. Паром гудит, ветер доносит дым сигарет и обрывки разговоров индонезийцев, которые лежат вповалку рядом с нами. Ночь звездная, шумная, меня сильно укачивает, я проверяю домашние задания и переписываюсь с директором проекта. Потом сдаюсь и тоже засыпаю.

Мы приплыли на Бали, отбились от таксистов и просто бросили палатку в каких-то зарослях кустов. Наутро я расстелила коврик на траве и продолжила редактировать.

Первое утро на острове Бали

Через несколько дней нам удалось снять прекрасную квартиру и дешевый мопед. Каждое утро я вставала, писала “Утренние страницы”, делала зарядку, варила кофе и садилась редактировать.

Изредка я выбиралась вместе с Вовой на хайкинг на вулкан или на серфинг. Чаще – в магазин. И еще в кафе, чтобы провести вебинар с хорошим интернетом. Ученики однажды даже спросили, что там за райская музыка и пальмы на заднем фоне. Вот, говорю, я на Бали. Кайф.

В кафе на Бали. Видела здесь пару раз русских, проводивших онлайн-трансляции

Было, правда, пугающее обстоятельство – довольно сильные землетрясения (около 6 баллов), которые произошли при нас несколько раз. Однажды это случилось рано утром – я спросонья выкатилась из кровати и, почти ничего не соображая, бросилась на улицу вслед за Вовой. Едва одетые, мы стояли во дворе, подальше от строений, пережидая, пока мир перестанет трястись. Вестибулярный аппарат в такие моменты реагирует странно. Подташнивает.

На Бали в тот период было много разрушений – срывались вывески магазинов, падающие кокосы разбивали крыши домов и машины.

Я даже однажды перед вебинаром предупредила техподдержку проекта: если во время моей трансляции случится землетрясение, мне придется эвакуироваться минут на 10.

Мы рассказываем о землетрясениях на телеканале ОНТ

А в целом было здорово. Улетать не хотелось.

Наш мопед во внутреннем дворике на Бали

 

Сезон дождей в Куала-Лумпуре

Вернувшись в Малайзию, мы нашли новый хостел – прямо в центре Чайна Тауна, одного из колоритнейших рынков Куала-Лумпура. Скинулись с постояльцами на средство от клопов.

Крыша хостела

Чтобы оплатить хостел и еду, по вечерам, если не было дождя, я спускалась в Чайна Таун поиграть на укулеле – выходило примерно по 20$ за час. 

Я в чьем-то инстаграме
Как-то ко мне подошел поговорить русский. Бросил в чехол денег. Мимоходом назвал себя digital nomad, а меня — попрошайкой. Ушел, не сказав «пока»

В остальное время я работала за ноутбуком чуть ли не сутками, сидя на террасе на крыше.

Место проведения вебинара — гостиная. Сижу на полу, вокруг — пошарпанные диваны, за мной — более-менее ровная стена. Рядом малазийский китаец «охраняет тишину»

Там же, на крыше, проводили время разные люди мира: сумасшедший австралиец Микки, который рассказывал, что он Будда; филиппинские женщины, которые надеялись встретить “папика” из благополучных стран; вечно накуренные сирийцы, которые днем плели украшения макраме, а вечером продавали их в Чайна Тауне. (“Hey how is your business today?” – переговаривались мы.) Ночью сирийцы джемили на музыкальных инструментах. Изредка я отрывалась от ноутбука и присоединялась к ним.

Сирийцы утром плетут макраме
Однажды во время дождя сириец Мейз занял мое место под навесом, придя на пару минут раньше. Я постаралась не расстроиться, но постритовать в этот вечер мне не удалось, было негде

Иен, 60-летний британец (который на роль классического “папика” был не согласен), часто по ночам сидел со своим ноутбуком рядом со мной – ему было скучно, он ждал, когда я немного освобожусь, чтобы поговорить. 

Мы с Иеном ночью на крыше. Невыносимая жара спала, тихо. Я сижу на стуле с ногами (подальше от осмелевших крыс)

Я его выслушивала, но предпочитала в качестве отдыха сидеть на парапете, курить и смотреть вниз на Чайна Таун. Работа мне нравилась, а моя жизнь – нет.

Вид с крыши на China town

 

Таиланд: буддийские монастыри и редактура на заправках

Эпоха дождливой малазийской цыганщины закончилась. Из Таиланда я написала своим постоянным авторам: “Привет! Ухожу в буддийский монастырь на 10 дней. Потом снова выйду на связь”. И мы отправились на Аяваску, потом на випассану. И еще на одну випассану.

Мы перешли в режим путешествия и весело проводили время с новыми друзьями с ретрита.

Утренняя медитация на Ко Пангане

Только после всей этой “просветленки” меня перевернуло: я бросила курить, начала говорить правду и делать что хочу. Опубликовала треш-историю о своем подростковом суициде. Призналась, что в рыбе предпочитаю есть голову и плавники (кстати, вообще ничего не потеряла: мне стало доставаться больше вкуснятины). Заявила, что не хочу в поход на каяках с Вовой и новыми друзьями, и недельку каталась по Таиланду одна. И поняла, что хочу работать, а не путешествовать. Я редактировала в хостелах, на заправках, на фудкортах торговых центров.

 

Лаос: беднее самых бедных

Во Вьентьяне я днем работала за ноутбуком, а вечером мы выходили на улицу, чтобы постритовать (от слова street – улица): я играла на укулеле, Вова продавал фотографии из путешествия. На карточках у нас было несколько долларов. Нам надо было зарабатывать на визы в Китай, чтобы там устроиться на работу, накопить денег и продолжить путешествие (Вова) и вернуться домой (Маша).

Довольно странно “попрошайничать” в одной из самых нищих стран Юго-Восточной Азии. Но мы получили визы, одолжили еще 200$ у родителей и уехали на заработки в Китай.

Лаос

 

Китай: “нормальная” жизнь

Сейчас мы работаем учителями английского в детском садике. Живем в трехкомнатной квартире, у меня свой кабинет. Там стоит рабочий стол.

Мой кабинет
Chinese English (чинглиш)

Регулярная преподавательская работа, редактирование, супермаркет за углом. Все классно. Мне не нравится только Китай. Скоро я вернусь домой, пока Вова заканчивает кругосветку.

В своей квартире я, может быть, даже подвину стол в центр комнаты. Делаю что хочу. Хочу профессионально развиваться.

All together: sandwich!

Продолжение следует.

Поделиться
Отправить
Класснуть

Редактор в кругосветке: 10 комментариев

  1. Бегущая с волками. Сказка о маленькой девочке, которая за два года не потерялась, выросла и все-таки нашла свое счастье.

  2. теперь хочется «нормальной» оседлой жизни без путешествий ?)

    1. Хочется «нормальной» оседлой жизни с периодическими путешествиями. Не жизнь в путешествии)

  3. Хорошо, когда знаешь, чего хочешь, и можешь начать это осуществлять.
    Интересно читать было про ваши приключения!

  4. Если человек разозлился, это совсем не значит, что человек злой, что человек – сама злость.
    Если человек испугался, это не значит, что человек – ходячий испуг.
    Если у человека что-то болит, это не значит, что он – сама боль.
    Внутри каждого есть разумное Я, которое может зафиксировать чувства и управлять болью, страхом и другими чувствами, которые возникают внутри человека.
    И когда человек может перемещаться в эту точку, чтобы отстраненно, бесстрастно наблюдать за этими процессами, тогда он может управлять своей жизнью, страхом, любовью и ненавистью. Мне понравилось, что статья была написана именно из этой точки.

  5. «Каб любiць Беларусь, нашу мiлую Маму,
    Трэба ў розных краях пабываць!
    Зразумееш тады — пад тваiмi нагамi
    Тры сланы нерухома стаяць.»

    Маша, ты получила неоценимый опыт, который вне всякого сомнения даст свои плоды! Такие люди нужны Беларуси! 😉

    1. Я ждала ваш коммент, Николай Палыч) Спасибо!

      Эту песню я с особым чувством играла на узкой улочке Чайна тауна в Куала-Лумпуре в окружении моих привычных соседей — продавцов всякой туристической ерунды из Бангладеша. Вокруг ходили арабы, малайцы, мусульманки, завернутые в паранджу, немного европейских и китайских туристов. Несмотря на то, что никто не мог понять эту песню на мове, за нее всегда хорошо кидали. Может, чувствовали, что она особенная. А может, просто нравилось международное “Гэй ла-ла-ла-ла”))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *